Экскурсия в дом-музей Алябьева

Коллекция Владимира Ойбермана

С 14 по 19 апреля 2014г.  в нашей школе проходила Неделя естественных наук, в рамках недели были проведены различные мероприятия для учащихся и учителей.

15 апреля учащиеся 9-х классов стали участниками музейных уроков.

Для учащихся 9 Б класса был проведен урок о необычных современных музыкальных инструментах и коллекции Владимира Ойбермана, находящейся в доме-музее А.А.Алябьева города Пятигорска.

Презентацию коллекции музыкальных инструментов В. Ойбермана представила Смирнова Валерия, которая посетила музей на весенних каникулах вместе с родителями.

Посмотреть фотографии коллекции (фото автор Смирнова В.) >>>

Из фото документов музея мы узнали, что музыкальные инструменты народов Северного Кавказа были созданы мастером Владимиром Григорьевичем Ойберманом, а после его смерти, в 2004 году, были переданы вдовой Зоей Тимофеевной в дар Пятигорскому музею.

Среди 27 музыкальных инструментов есть уникальные  — угловая арфа и апапшина, которые были восстановлены Владимиром Григорьевичем по старой фотографии 1913 года.

Голова мастера

На грифе некоторых музыкальных инструментов вырезаны головы животных: лошади,  горного козла. Одна из шикапшин – альт оркестровая, заинтересовала особенно, на ее грифе голова человека. Из старых газет об Ойбермане мы узнали, что это голова самого мастера, она была сделана женой на инструменте, который он не успел завершить.

 

Из старых газет и заметок мы узнали, кто такой был В.Г. Ойберман и какова его роль в сохранении национальной культуры.

 

Развитие всеобщей истории приводит к интернационализации культуры, с одной стороны  это прогрессивное направление обогащения и слияния народов, а с другой – необходимо осознавать особую ответственность за сохранение этнического своеобразия всех культур.

Большой вклад в дело восстановления и реконструкции традиционных адыгских музыкальных инструментов внес музыкант, мастер по изготовлению музыкальных инструментов Владимир Григорьевич Ойберман.  Он собирал материал по крупицам: объездил всю Кабардино-Балкарию, Карачаево-Черкесию, Осетию, так как именно здесь по сей день сохранились их наиболее архаичные типы. Побывал в музеях Москвы и Ленинграда и создал целую коллекцию музыкальных инструментов, многие из которых стояли на грани исчезновения.

Прежде чем заняться изготовлением инструментов, Ойберман подготовил соответствующую научную базу, изучил конструкции и особенности сохранившихся образцов. Изучая старинные памятники музыкальной культуры, сделал ряд важных открытий, связанных с их бытованием, спецификой игры на них. Так, удлиненность, вытянутость корпуса музыкальных инструментов народов Северного Кавказа или наличие у них ножки инструментовед объяснял характером игры на них. Исполнители музицировали, сидя на низеньком стуле, поэтому инструменты должны были иметь точку опоры на земле.

С 1983 года мастер построил 25 разновидностей инструментов народов Северного Кавказа и, в первую очередь, кабардинцев и балкарцев. Ойберман создал практически все разновидности шикапшины. Вместо конского волоса он ставил струны из современных материалов, которые используются для скрипки, альта, виолончели, соответственно оркестровым голосам.

По мнению З. М. Налоева, адыгского исследователя фольклора и писателя,  шикапшина стоит в ряду реликвий, без которых культура и история были бы неполноценны. Шикапшина – один из наиболее распространенных и популярных старинных смычковых струнных инструментов, из которых звуки извлекались путем трения о струну волоса смычка, натертого смолой. Адыги из поколения в поколение передавали шикапшину и держали ее в кунацкой (комната в доме или отдельная постройка в усадьбе для гостей у народов Кавказа) как инструмент, обладающий магическим духом, способствующим исцелению раненых. Традиционно она имела всего две струны, настроенных в квинту (квинта-интервал, содержащий пять ступеней). Под звуки шикапшины исполнялись песни, она служила аккомпанементом к танцу.

Отмечают, что в системе воспитания княжеских и уоркских (благородный – кабард.) детей, наряду с обучением тонкостям наезднического искусства, большое внимание уделялось красноречию, безупречности манер, умению танцевать, петь и играть на шикапшине.

Звучание шикапшины было относительно тихим, она не выдерживала конкуренции с более мощной по звучанию гармоникой. Постепенно культура игры на шикапшине стала приходить в упадок.

 

ЛИТЕРАТУРА:

«Газета Юга» №24, 2002
«Газета Юга» №14(527) 01 апреля 2004 г.